Иконы оловянного литья.

Первоначально, чуть ли не с конца 16 века, в художественных центрах Русского Севера плоское оловянное литье использовалось не только в качестве декоративного убора фонарей, но также и для окладов икон, деревянных иконных рам, киотов и частей иконостаса. Пластины сквозного орнаментального литья разной ширины и длиной 15-20 сантиметров монтировались на крытую тонированной слюдой основу, обрамляя иконное изображение.

Уже в 17 веке в этой технике тонкого одностороннего сквозного рельефа, помимо орнаментальных мотивов, возникают иконные образы. Первоначально это, по видимому, Голгофский крест, помещаясь в оглавии иконных рам и киотов, Голгофский крест фланкировался фигурами поклоняющихся ангелов и шестикрылыми серафимами, и такая композиция получила статус самостоятельного иконного образа - уникальный памятник середины столетия хранится в Государственном историческом музее. Подобным же образом на досках монтировались композиции из литых оловянных Распятий высокого рельефа в обрамлении накладных херувимов и декоративных мотивов (наугольники, орнаментальные полосы).

К концу 17 века относятся сведения о существовании икон и образов оловянного литья высокого рельефа. Так, в описи утвари Брусенской Зосимо-Савватиевой церкви, упоминаются "складни Знамение Богородицы оловянные литые". Также по описанию известна овальная оловянная икона Богоматери (на обороте - крест). До наших дней дошло лишь несколько таких памятников, среди которых наиболее заметны большие (около 10 сантиметров) образа Христа Вседержителя и Богоматери. Первый памятник - это поясное изображение Пантократора с кодексом и благословляющей рукой; по краю идет рельефная строка крупной вязью с текстом тропаря Преображения (с пропуском слова "Твоим" и последних слов). Стилистика рельефа действительно находит аналоги среди литых икон конца 16 века московского круга. Время исполнения оловянного памятника точно определить не удается, хотя сильная потертость рельефа дает основание для достаточно ранней датировки. Литой оловянный образ Богоматери оригинальной моделировки, включающей двойную рамку с херувимами и цветочным декором, с двумя парами картушей-таблиц и парой круглых налепов с погрудными изображениями архангелов, - характеризуется яркой барочной стилистикой и может быть датирован самым началом 18 столетия.

Небольшое количество нательных, наперсных или киотных оловянных икон несравнимо с объемами иконного оловянного литья, предназначенного для оформления оловянных богослужебных предметов. В технологическом отношении накладные, припаянные рельефные образа делятся на три типа. Это и отдельно отливавшиеся, практически самостоятельные образки с трех- и четырехмилиметровой высоты бортом, возвышающемся над плоскостью стенки оловянного предмета; и тонкие силуэтные рельефы, сливающиеся с пластинчатыми стенками дарохранительниц; и относящиеся к более позднему времени (середина-вторая половина 18 века), цельнолитые стенки предметов с рельефной лицевой стороной (именно таковы детали дарохранительниц и дароносиц с образом Богоматери Всех Скорбящих, известные во множестве памятников этого времени).

По типам самих дарохранительниц и по их присхождению все эти памятники нужно отнести к основному центру русского оловянного дела, к Москве. По тем же атрибуционным критериям, оловянная отливка образа Богоматери Казанской, предположительно, относится к Соловецкому производству; икона Донской Богоматери и большой круглый медальон с "Ветхозаветной Троицей" - к Ярославскому; а малое "Воскресение Христово" - к северорусскому. О происхождении матричного оригинала большой иконы Николы Можайского свидетельствует иконография самого рельефа: фигура помещена на фоне растительных узоров и ромбов позема, фланкирована точеными столбиками, типичными для ярославского искусства.

Оловянные иконные отливки монтировались на стенки дарохранительниц в разном наборе, который определялся размером предмета. Известны памятники трех основных габаритов: большого (высотой до 45 см), среднего (около 35 см) и малого (до 25 см). Большая дарохранительница-часовня обычно несла иконные образки на всех четырех стенках нижней части, причем на передней стенке помещалась большая икона Спаса Смоленского с предстоящими святителями, а на боковых торцах - продолжающие деисусный ряд "Св. Филлип митрополит, Николай Чудотворец и Иоанн Богослов" и "Св. Ангел-хранитель, Св. Зосима и Савватий"; на тыльной стенке обычно имеется образ Николая Чудотворства с предстоящими или "Ангелы Господни". Для средней величины ковчегов характерен малый трехчастный Деисус и те же иконы с предстоящими святыми по торцам. Наконец, самые маленькие дарохранительницы несут на своих стенках по одному малому образу, Деисусные триптихи разбиваются таким образом по трем сторонам предмета. Эта традиция применялась, вероятно, в Москве и в подражающих ей центрах обработки олова; в северных памятниках, в ярославском оловянном деле, а также для некоторых не идентифицированных производств такой порядок не характерен, так как преобладает скупое оформление дароносиц иконным литьем (единственный образ на верхней или нижней части).

В иконном уборе оловянных дарохранительниц использовался метод комбинирования матриц. Для заполнения пустых резервов в самом иконном рельефе, или в его обрамлении, или отдельными налепами на стенках дарохранительниц использовались вспомогательные композиции - малые рельефы оглавий "Троица ветхозаветная", "Троица Новозаветная", и "Спас Нерукотворный"; Вседержитель и Богоматерь на миниатюрных дисках (1,2 см.); херувимы нескольких размеров и типов, дополняющие оглавия образков и навершия верхних выдвижных стенок ковчегов.

Наиболее оригинальную группу иконного литья в олове образуют барочные рельефы - изображения в фигурных картушах, свойственные только этой отрасли русской художественной обработке металла и неизвестные ни в серебре, ни в медных сплавах. Наиболее распространена среди них накладка горизонтальной овальной формы в обрамлении аканфовой листвы - "Ангелы Господни" (с венцом). Второй вариант той же композиции - в восьмиугольнике (с платом). Именно эти композиции обычно замыкают иконный ряд дарохранительниц, помещаясь на их задней стенке. Только в олове были созданы три типа деисусных композиций. Чаще всего встречается комплекс Деисуса со Вседержителем, Петром и Павлом в рост, в обрамлении пластичных аканфовых волют. Более редкая модель - другой большой "Тронный Деисус с Богородицей и Иоанном Предтечей" в рост, со стоящими по сторонам архангелами. Наконец, третий Деисусный ряд из образков в круглых медальонах-картушах с поясными изображениями Вседержителя со сферой и Богоматери со св. Иоанном (в иконографии оплакивания) известен лишь в единственной реплике.

Местом возникновения всей этой серии собственно оловянных рельефов, вероятно, была Москва (некоторые дарохранительницы маркированы московскими оловянишниками). В то же время, другую группу барочных оловянных рельефов по стилю и рисунку обрамлений можно сблизить с северными производствами (Сольвычегодск, Устюг): здесь практиковалось украшение оловянной посуды эмалевыми накладками, крепежом для которых служили именно такие накладные оправы рельефного олова. Стилистика устюжских рельефов ориентирована на североевропейский вариант барокко. Таких памятников немного, и лучшим среди них надо считать круглый образ Тронной Богоматери в оправе из пышных растительных завитков.

Огромное, неисследованное разнообразие представляют рельефные оловянные отливки крестов и Распятий - большие композиции в деревянных киотах, и малые, помещаемые на главках дарохранительниц, на крышках дароносиц, на черенках лжиц. Черезвычайно характерны для русского церковного олова 18 века и литые силуэтные рельефы. Традиция таких изображений восходит, очевидно, к сквозному плоскому оловянному литью русского Севера 17 века. В памятниках оловянного дела рельефные контурные фигурки используются с самого начала 18 века. Среди оловянных силуэтных фигур наиболее распространены ангелы с рипидами (четырех типов с вариантами, размером от 6 до 8,5 см.), шестикрылые серафимы (в единственном варианте) и херувимы (4 типа с вариантами); обычно они фланкируют иконный образ верхней части дарохранительницы-часовни. В середине столетия появляются фигуры Св. Петра и Павла, Евангелистов, Жен Мироносиц, Ангелов с Орудиями Страстей, Бога Отца, Всевидящее Око.

К 19 веку относится последний всплеск русского художественного оловянного литья, и связан он именно с иконным рельефом. В 1832 году были обретены нетленные мощи Св. Митрофана Воронежского, в том же году он был канонизирован. К этому времени относится появление большого количества оловянных иконок и образков Св. Митрофана, выполненных в плоском сплошном литье. Известны квадратные, прямоугольные, круглые, овальные и фигурные щитки разных размеров, дающие несколько иконографических изводов образа (в рост, оплечно, предстоящим образу Смоленской Богоматери, в четырехчастной иконке с тремя святителями); в большинстве случаев оборотная сторона представляет образ Смоленской Богоматери, келейной иконы святителя. К середине 19 столетия русское оловянное дело уже прекратило свое существование в качестве художественного ремесла и ни одного аналога иконам Св. Митрофана не известно. Это наводит на предположение о целенаправленном синодальном заказе партии оловянных икон.