Фонари-иерусалимы.

В освещении церкви, в возжении огня у икон в 17 веке использовались и оловянные осветительные приборы - люстры (паникадила), поставные и напольные подсвечники (шенданы). Но чаще всего в 17 веке олово выступало как подсобный материал для лужения, комплектации и украшения медных и особенно жестяных церковных светильников разных типов.

Особое значение и в церковном обиходе, и в художественном ремесле северной России имеют предносные фонари-иерусалимы, неповторимая конструкция которых отличается одновременно замысловатой сложностью и инженерной логикой конструктивного решения. Корпус выносного фонаря построен из трех уровней: жестяного поддона с трубками-свечниками с конусовидным полым завершением нижней части; складной граненой середины из слюдяных окончин в жестяных рамках, собранных между собой на рояльных петлях; и увенчанного крестами семи- или девятибашенного завершения, изображающего Небесный Иерусалим, давший фонарям второе наименование. Цветные подложки слюды нижнего и верхнего ярусов, мерцающее сквозь слюду свечное сияние средней части, узор оловянных полос-подзоров, прижимающих слюдяные пластинки к жестяному каркасу - весь этот ансамбль производит яркое, радостное и внушительное впечатление. Центр тяжести фонаря приходился на его середину, и именно здесь, с помощью сквозной спицы, он крепился к кованной железной рогатке (расчалке), воткнутой в расписное древко с обоймами-яблоками. При наклоне шеста фонарь, как веретено, оставался в вертикальном положении. При сложности монтировки и хрупкости материалов, фонари сохранились до наших дней в достаточно большом количестве и в удовлетворительной сохранности, что свидетельствует о черезвычайной прочности тяжелой и громоздкой конструкции в целом.